Билялетдинов, Ахмет Биляевич

Материал из ИОТ Вики - проекта сетевого социально-педагогического сообщества "СоцОбраз"

Перейти к: навигация, поиск
Исправьте название- см. IOT_Wiki:Именование статей

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

В этом году наша страна отметит шестьдесят четвертый праздник победы над фашисткой Германией. В тысяча девятьсот сорок первом году весь народ встал на защиту Отечества от фашистских захватчиков. И вся страна ликовала в сорок пятом, когда над поверженным рейхстагом взвилось красное знамя Победы. Праздновали победу и в Казани. Все предприятия гудели, кругом проходили митинги, пели песни и танцевали. Военных качали на руках. А что творилось в госпиталях! Раненые высыпали на улицы – все в бинтах, на костылях. Все люди тогда были братьями и сёстрами. И победа была одна на всех. С тех пор отшумела шестьдесят пятая весна. И послезавтра снова грянут оркестры «Катюшу» и «Прощание славянки». И вновь зазвенят медали на груди тех, кто остался в живых. И мой дедушка в этот великий праздник надевает китель с многочисленными орденами и медалями. Накануне праздника дедушка рассказал мне, как проходил бой под Сталинградом.

БОЙ ПОД СТАЛИНГРАДОМ
Билялетдинов Ахмет Биляевич
Билялетдинов Ахмет Биляевич
Двенадцатого июня тысяча девятьсот сорок второго года его двести восьмую дивизию отправили на фронт под Сталинград. В течение двух месяцев он участвовал в кровопролитном Сталинградском сражении. В конце июня он прибыл к правому берегу Волги. Но не успел разгрузиться с железнодорожных вагонов, как началась ужасная бомбежка. «Воздух! Всем в укрытие!» - прокричал командир батареи, и все бросились из вагонов. Но укрыться было негде, так как вокруг оказалось сплошное поле. Кое-как залегли в бороздах спаханной земли. И началось… Для их, по – существу необстрелянных солдат, это было первое и очень страшное знакомство с войной. Слышался свист падающей бомбы, и в голове возникала одна единственная мысль – лишь бы не попало. Бомбы рвались вокруг вагонов, тысяча осколков со свистом проносились над головами. Некоторые бомбы попадали в вагоны, и со страшным грохотом летели в разные стороны щепки. Но наконец-то этот ужас кончился. С наступлением темноты, перевозя по шесть вагонов на барже, их семьсот шестидесятый пехотный полк переправился на левый берег Волги, чтобы вступить в битву с врагом, рвавшимся к Сталинграду. После переправы походным порядком двинулись в сторону фронта. Так всю ночь и половину следующего дня полк шёл по запыленной Сталинградской степи. «Стой! К бою!» - вдруг прозвучала команда комбата, и их батарея развернулась и приготовилась к отражению атаки. Но атаки со стороны немцев не последовало. Это всего лишь был замечен немецкий железнодорожный состав на расстоянии около двух километров. Батарея бойко открыла огонь, выпустив по цели около сотни снарядов. Она были довольны, так как состав был полностью уничтожен. Начались бои. Будучи единственной батареей, они часто меняли свою дислокацию. Командир полка стремился поставить их на наиболее танкоопасные направления на участке обороны. Частые перемещения были очень трудны. Дело в том, что летом степная земля становилась твёрдой как камень. В течение многих часов семь солдат-артиллеристов ломами ковыряли землю, пытаясь создать хотя бы небольшой бруствер вокруг пушки. Но массированных танковых атак не было. Их главной задачей было подавление огневых точек противника. И снова, как и на Дальнем Востоке, их преследовал голод. Но причины его были уже другие. Дело в том что у фашистов было полное превосходство в воздухе. Только однажды за два месяца боёв на Сталинградской земле ему пришлось видеть наши самолёты. Это были два небольших тупоносых советских истребителя (И-16) с красными звёздочками на крыльях. Но они сразу же были прижаты к земле десятком немецких мессершмитов. Завязался воздушный бой, который, впрочем, длился недолго. Скоро оба советских истребителя горели на земле. Очень тяжело было видеть, как погибают наши смелые лётчики и не иметь возможности хоть чем-то помочь им. Немецкие стервятники спокойно летали в небе и часто уничтожали полевые кухни, не давая им возможности приблизиться к нашим боевым порядкам. Доходило до того, что приходилось голодать до четырёх суток. «Если хлеба наемся, то пусть хоть сразу убивают,» – даже такие мысли появлялись в голове.

Но самым тяжёлым был его последний бой на истерзанной Сталинградской земле. На рассвете, когда все ещё дремали около наших пушек, раздалась команда: «Подъём! К бою! Танки!» Орудия были быстро приведены нами в состояние полной боевой готовности и заряжены. Наша батарея, да четыре сорока пяти миллиметровые пушки – вот и вся артиллерия полка, которая должна была противостоять массированной немецкой танковой атаке. Батарея открыла огонь, когда до танковой цепи оставалось шестьсот-семьсот метров. Разгорелся ожесточенный бой. Она стреляла только противотанковыми снарядами. Заряжающий не успевал перезаряжать орудие, а ствол пушки становился красным от непрерывной стрельбы. Один за другим загорелись четыре немецких танка, подбитых из дедушкиного орудия. «Мы представили тебя к ордену Красного Знамени,» - услышал он сквозь грохот выстрелов и разрывов голос командира батареи старшего лейтенанта Трифонова, но больше ему его увидеть не пришлось. Ордена дед так и не получил, возможно, посчитали, что его уже нет в живых, да и кто будет в такое тяжёлое для страны время искать какого-то солдата. Снова и снова атаковали фашистские танки. На огневых позициях наших артиллеристов – кромешный ад. Немецкие снаряды взрывались вокруг орудия, и один за другим гибли его боевые товарищи. Но досталось не только его расчёту. Героически обороняясь, таял личный состав батареи, выходили из строя пушки. Вдруг со стороны соседнего орудия раздался крик – это его земляк, тоже наводчик, звал его на помощь. Он лежал возле орудия без одной ноги, а огонь быстро подбирался к нему по сухой степной траве. Но дедушка не мог ему помочь, так как танки подходили всё ближе и ближе. Вскоре упал сражённый осколком заряжающий расчётом. И только дед собрался идти за снарядом, как рядом раздался взрыв. Осколками его ранило в голову и обе руки, и, упав на землю, он откатился в небольшую воронку. Следом раздался страшный грохот. Когда он выглянул, то увидел, что от орудия почти ничего не осталось – это было прямое попадание немецкого снаряда.

Спасла дедушку санинструктор тридцать четвёртого стрелкового полка Анна Ларикова, с которой ему довелось второй раз встретиться только спустя сорок три года. Оказав первую помощь, она вскоре передала его на эвакопункт, который находился в самом Сталинграде. В эту же ночь на пароходе по Волге его с остальными ранеными привезли в саратовский госпиталь. Позднее он узнал, что они были последними, кого вывезли из этого городского эвакопункта. На следующий день в результате сильной бомбёжки он был полностью уничтожен. Погибло до двух тысяч пятьсот раненых солдат и офицеров.
Венгрия 1947 год
Венгрия 1947 год

Ещё у меня был дедушка, которого сейчас нет с нами. Он участвовал в Великой Отечественной войне с начала и до конца. Воевал на Северо-Западном направлении в составе тринадцатой ОЗАД, сто восемьдесят пятой МД, двадцать первого механизированного корпуса, на Западном, Степном, Воронежском, втором Украинском фронтах. Войну окончил на первом Украинском фронте в составе двадцать девятой Первомайской, Краснознаменной, орденов Кутузова и Богдана Хмельницкого зенитно-артиллерийской дивизии Резерва Верховного Командования. В период войны командовал взводом, батареей, работал в должности заместителя начальника оперативного отделения штаба дивизии. Окончил войну в звании капитана. После окончания войны работал заместителем начальника, начальником школы сержантского состава двадцать РВК, командовал отдельным корпусным, армейским дивизионом, заместителем командира полка по строевой части и зенитно-артиллерийским полком. Награждён двадцать одними орденами и медалями. Мне очень грустно, что мой храбрый дедушка не дожил до наших дней и не отпразднует с нами великий праздник Победы.

Замалеев Харис Замалеевич
Замалеев Харис Замалеевич
Моё отношение к Великой Отечественной войне

Пройдут годы, но я никогда не забуду подвиги моих дедушек и всего советского народа. Победа спасла человечество от фашистского рабства. Мои сверстники не испытали всего того, что выпало на долю наших дедов, уходивших из школьных классов на войну. Мы благодарны им за мирное и счастливое детство и будем помнить их мужество и героизм всегда. Я очень горжусь своими дедушками, которые, не жалея своей жизни, прошли всю войну. Я желаю всем ветеранам мира, солнца, счастья!