Да здравствует анекдот!

Материал из ИОТ Вики - проекта сетевого социально-педагогического сообщества "СоцОбраз"

Перейти к: навигация, поиск

«Анекдоты — остроумие тех, кто его не имеет», — поучали подростков и хохочущих юношей хмурые тети и дяди. «Вы думаете, что анекдоты сочиняет какая-нибудь Мария Ивановна из планового отдела? — предостерегали с «аналоев»-кафедр преподаватели университетов марксизма-ленинизма при горкомах КПСС. - Нет! В США существует целый центр, где сочиняют анекдоты и засылают к нам».

Анекдотов боялись. Так как все знали, или по крайней мере догадывались, что если народ смеется — то в душе он свободен. Тиранию побеждают смехом, а поэтому все тираны запрещали анекдоты. Сегодня нет, наверное, газеты или другого СМИ, где не публикуют анекдоты. «Джентльмен-шоу», «Городок» построены на анекдоте, как на старом, с бородой, так и на стером, но обновленном. Собственно, новых анекдотов на все сто процентов не бывает. Ничто не ново под Луной. Над многими анекдотами смеялись еще наши очень далекие предки, только персонажи, фигурировавшие в них, имели другие имена, но круг обсуждаемых проблем во все времена оставался и остается тем же: политика, супружеская неверность, национальные отличия и привычки, человеческие порски и слабости.

Кто первым изобрел анекдот, неизвестно. Вероятно, самый умный из первых человеков разумных. Но один из самых древнейших анекдотов, дошедших до наших дней, — политический. Это спор Диогена — древнегреческого философа-циника, отличавшегося скверным характером, и другим философом Аристиппом Старшим:

«Проходя мимо Диогена, который чистил себе овощи, Аристипп съязвил: «И ты этим кормишься?». Диоген ответил:

— Если бы ты умел кормиться вот этим, тебе не пришлось бы прислуживать при дворцах тиранов.

— А если бы ты умел обращаться с людьми, — ответил Аристипп, — тебе не пришлось бы чистить себе овощи».

Этот разговор произошел за три с половиной века до нашей эры. Но соль анекдота и сегодня современна. Персонажами анекдотов становились политики, народные герои, которых долго игнорировали власть придержащие.

«Идут по дороге Василий Иванович и Петька с ног до головы в дерьме. Навстречу им Фурманов:

— Вы это откуда?

— Из анекдотов».

Долго дожидался народный герой открытия его музея. А когда открыли, все обнаружили, что с экспозиционных стеллажей просматривается совершенно другой человек, и не из анекдотов, и не фурмановский.

К анекдоту относились по-разному. Традиционно не любили анекдотов учителя, и до сих пор не любят. Это профессиональная черта.

Подмечено, что глуповатые люди анекдотов не понимают и не запоминают. Умение ценить юмор — признак интеллекта, когда его уровень выше среднего. Многие субъекты из тех, кого все считают душой компании, порой специально выучивают или записывают в записные книжки свежие анекдоты и в подходящий момент блистают, надев «маску остроумия».

Представители двух профессий традиционно довольно долго имели преимущество профессионального подхода к ценности анекдота. Первые — сотрудники особых отделов и КГБ. Они отрабатывали свой хлеб, осуществляя контроль за умами и настроениями людей.

«Сидят в камере зэки. Выясняют, кто за что заметён.

— Ты за что сидишь?

— Анекдот политический рассказал в пьяной компании.

— А ты?

— Над этим анекдотом громко смеялся.

— А ты? - спрашивают у третьего.

— Много выпил, после анекдота заснул и не успел настучать».

Вторыми ценителями и исследователями анекдотов были психологи. Самым авторитетным из них был основатель психоанализа З.Фрейд, посвятивший анекдотам специальный научный труд. Психологи, анализируя каталог анекдотов и реакцию на них у субъектов, с помощью этого метода проникают в тайны человеческой психики и подсознания, изучая направленность мотивов поведения, особенности национальной психологии, этнические стереотипы, защитные механизмы человеческого «Я». Порой используют их, эти самые анекдоты, в терапевтических целях, а порой и просто шутят сами над собой, над коллегами по врачеванию душ.

«Сын, начинающий врач-психоаналитик, с нескрываемой улыбкой сообщает отцу, недавно отошедшему от психоаналитической практики:

— Отец, ты знаешь? Я сегодня всего за один сеанс излечил твоего пациента М., которого ты так долго лечил. Ты ошибся. У него был не невроз.

— Я рад за тебя, сынок, и за господина М. Он заслужил исцеления. Его невроз позволил тебе получить образование и стать прекрасным психоаналитиком».

В былые времена реакция на анекдот была своеобразной карточкой человека: «громко смеется», «тихо смеется», «не смеется» — это давало достаточную информацию о собеседнике и его внутреннем мире и характере. Народная мудрость свидетельствовала: «Берегись автомобиля и человека без юмора». А уж если на анекдот, рассказанный для затравки, собеседник выдает по ассоциации целую серию, — за бабкой ходить не надо, зацепили за «фиброчку души». Человек запоминает информацию избирательно, и анекдоты — не исключение из этого правила.

Как часто в условиях контроля над информацией, для того, чтобы разобраться в сути вопроса, искушенные в политике сограждане накладывали текст газетной передовицы и ТАСС-овской информации на канву нового анекдота, и становилось понятным то, что скрывалось от населения. Донжуаны, рассказав анекдот к месту, часто используют этот прием для намека. Они тоже хорошие душеведы.

А серия анекдотов про Вовочку? Перед мудрыми родителями она эзоповским языком раскрывала сокровенные моменты психологии подростка. Жаль, что эти моменты иногда, а точнее, часто, игнорируются взрослыми. А почему все в прошедшем времени? Да все дело в том, что большинство печатающихся анекдотов имеет черты бородатости. Они очень нам знакомы по прошлому. А весь период «эпохи загогулины», как его назвал один из депутатов Госдумы, почти не породил новых политических анекдотов. Слишком непредсказуем он был, и, вероятно, просматривая новостийные программы по телевидению и страницы газет, было не до анекдотов.

Завершу и я свое повествование старым анекдотом.

«Бежит заяц по лесу весь желтый. Навстречу ему медведь.

— Заяц, ты что такой желтый?

— Да, — отвечает заяц,— моча в голову ударила.

— А почему синяк под глазом?

— От горшка увернуться не успел, — отвечает заяц».

Чупров Л. Да здравствует анекдот или «Над чем смеемся, господа?» // «Черногорский рабочий». - 16 ноября 2000 г.