Проект Галерея памяти/Мы помним славную Победу

Материал из ИОТ Вики - проекта сетевого социально-педагогического сообщества "СоцОбраз"

(Перенаправлено с Мы помним славную Победу)
Перейти к: навигация, поиск

Из настоящего в прошлое, из мая 2009 в май 1943 года, от 15-летней внучки – деду-солдату. Здравствуй, дорогой мой дедушка! Сегодня, в очередной раз перебирая пожелтевшие от времени, но заботливо сохраненные фронтовые письма-треугольники, я перечитала твое письмо, которое особенно меня привлекает. Ну, дед, ты пишешь прямо как Федор Сухов своей Агафье Матвеевне. Тот тоже начинал свое письмо с приветов и поклонов всем, всем. А Федор Сухов, дедушка, - это тоже красноармеец, солдат гражданской войны, только из фильма «Белое солнце пустыни». Прости, но я не смогу передать твои приветы, потому что всех этих родственников я уже не застала, только слышала о них много хорошего от мамы. Но, дед, в первых строках своего письма я хочу сказать тебе о самом главном: наш род Синчуговых не угас, не потерялся, наоборот, есть среди нашей родни и учителя, и бизнесмены, и даже милиционеры. А главное, наверное, то, что все твои потомки – это честные и добрые люди. Я, дедушка, внимательно перечитала адрес на потрепанном солдатском треугольнике и по номеру полевой почты определила, что находишься ты в районе Курской дуги. По твоим словам выходит, что воюешь ты как все, что передовая далеко от тебя, а на своем «Студебеккере» добираешься ты до нее не часто. Но я, мой милый, из учебника истории, из военных кинофильмов и книг знаю, что происходило на Курской дуге. Сегодня битву на Курской дуге считают одним из переломных событий войны. Сколько там осталось солдат, на скорбных досках не хватает строк для имен погибших. А ты, когда писал письмо, наверное, думал о моей прабабушке, своей маме, и не хотел пугать ее. Ведь так? Со слов мамы, я знаю, дедушка, что призвали тебя в армию в апреле 1942 г. Как было не переживать моей прабабушке, когда ростом ты был так невысок, что тебе приходилось подкладывать дополнительное сиденье, чтобы ты свободно дотянулся до руля своей машины, в которой подвозил боеприпасы на передовую. А было тебе тогда неполные 18 лет, потому что день рождения у тебя 22 марта. Что было делать? Стране нужны были защитники – солдаты. Нам свои боевые не сносить ордена, Вам всё это, живые, нам – отрада одна Что не даром боролись мы за Родину- мать. А.Твардовский Всю, войну, а вернулся ты домой в апреле 1947 г., ты был военным водителем. С замиранием сердца я иногда прошу маму в который раз рассказать о твоих солдатских буднях. Она делает это с удовольствием, и я часто замечаю, что в какой-то момент по ее лицу текут слезы. Страшно было, когда под разрывами бомб, обстрелом, приходилось прорываться к нашим позициям. Нужно было забыть обо всем, на время стать глухим, единственное – хорошо видеть дорогу, чтобы не попасть в воронку. А это тоже было непросто из-за дыма и летящих комьев земли. Ведь единственное попадание в машину сразу бы подняло ее на воздух, потому что в кузове смертельный груз. Но на позициях ждали – и нужно было побороть страх и положиться на волю судьбы. Я знаю, дедушка, и твои любимые песни. Одна из них «Валенки». Ты рассказывал, что сама Русланова пела ее, стоя на кузове машины в одном из немецких городов. Помнятся мне и смешные случаи из твоей военной биографии. Это было в Бреслау. Ваш полк вошел в город и встал на постой у мирных жителей. Ты попал в дом, где расположилось довольно много солдат, но главное – в этом же дворе стояла полевая кухня, и с вами был командир – старший лейтенант. День был солнечный, тихий. Каждый занимался своим делом. Старший – лейтенант, например, читал, сидя на табуретке посреди двора, газету. Вдруг появились самолеты, и начался страшный обстрел. Старший лейтенант, чтобы не наводить паники и не показывать бойцам плохого примера, как сидел на табуретке, так и замер, только прикрыв газетой голову. Остальные кинулись, кто куда: притаились за сараями, залегли в канаву. Рядом с кухней во дворе находился повар. А повара, надо сказать, всегда и везде люди не самые худые. Так он, пометавшись, и, наверное, опасаясь далеко уходить от вверенного ему хозяйства, с перепугу прыгнул в собачью будку. Когда отбомбили и улетели самолеты, все сконфуженно стали выходить из своих убежищ. Не было только повара. Но вскоре и ему пришлось обнаружить себя невольным криком, потому что самостоятельно вылезти из довольно просторной собачьей будки он не мог. Каких только советов не давали ему, как только не рекомендовали повернуться! Все благополучно разрешилось только тогда, когда сняли одну сторону добротного, по-хозяйски, с немецкой основательностью сколоченного собачьего дома и извлекли оттуда незаменимого человека – повара. Бойцы с «восхищением оценили» его преданность родной кухне! Наверное, дедушка, в жизни часто бывает такое, что страшное и смешное в какой-то момент пересекаются. Но мама говорит, что о смешном ты рассказывал чаще. Может быть потому, что хорошее, смешное больше укрепляет веру в светлое будущее, вселяет надежду? А еще, хочу сказать, что самым святым и светлым праздником стал для всех день Победы. Сколько народа стекается в этот день на центральную площадь города! В нашей семье то же есть традиция – мы с мамой каждый год в этот день кладем тюльпаны к памятнику, на мемориальных досках которого высечены имена буинцев, солдат второй мировой войны, погибших на полях сражений и прошедших дорогами войны. Среди сотен имен есть, дедушка, и твое имя. А еще хочу сообщить тебе, что в нашей жизни много перемен. Видел бы ты, как изменился наш город! Теперь у нас есть и театр – настоящий, профессиональный; и «Ледовый дворец», в котором не стыдно принимать самые именитые команды; и бассейн с тренажерным залом и сауной. Ты, наверное, даже не представляешь, что это такое. Не сразу узнал бы родные сердцу места! Буинск, действительно, изменился: вырос, окреп, расцвел. А вот наша родная улица почти не изменилась. Правда, нет уже нашего старого дома, где прошло и мое раннее детство, но есть соседи. И справа, и слева все те же дома, те же палисадники, и даже тот же сосед дядя Володя, с которым ты мальчишкой бегал по этим же самым улицам. Да и сад, дедушка, мы постарались сохранить таким же, как при тебе. На том же самом месте растут яблони, только это уже другое поколение, но сорт тот же. Он тебе знаком и на цвет, и на вкус, и на запах. А теперь самое главное. Из окна нашего нового дома я вижу купол церкви. Когда заходит солнце, так четко вырисовывается крест на фоне заката и блестят колокола. И всякий раз перезвоном колоколов начинается очередная служба. Народ стекается в отреставрированную церковь. Теперь я могу только представлять, как часто, глядя на эти купола, тогда облезлые и без крестов, молилась прабабушка о твоем возвращении. Дедушка, дорогой, побереги себя. Пусть будут прочными шины твоей боевой машины, пусть без промаха бьет твой автомат. Но я, оглядываясь в прошлое, мечтаю о том, чтобы ты вернулся живым, чтобы, сидя у тебя на коленях, я могла слушать твои рассказы о войне, о жизни и на все времена гордится своим дедушкой, одним из солдат той страшной войны. ]]