Аквариум биодизайн шельф. Аквариумы биодизайн.

Эссе о приемной семье

Материал из ИОТ Вики - проекта сетевого социально-педагогического сообщества "СоцОбраз"

Перейти к: навигация, поиск

Выступая в СМИ психолог выбирает одну из двух позиций. Первая – позиция носителя и популяризатора психологических знаний. Вторая – позиция представителя СМИ, наделенного специальными знаниями по психологии, или, говоря проще, - выполнение роли эксперта. Со всей полнотой личной и профессиональной ответственностью как за ошибочное, так и за правильное экспертное заключение. В качестве примера второй позиции можно привести судьбу одного короткого эссе о семейном детском доме Хлупиных [1]. У этой публикации довольно интересная история. Краткая версия статьи была подготовлена для газеты «Черногорский рабочий», но по какой-то причине не была там опубликована и попала в папку «Отклоненные рукописи» (такие тоже бывали). Но после текст рукописи был включен, как часть в другой материал [2] и как самостоятельная публикация размещена на моем первом персональном сайте [1]. Именно, эта самостоятельная web-публикация и имела интересное продолжение, и стала отдельной публикацией в материалах online-конференции [3]. Данный же материал составлен на основе всех трех публикаций [1; 2; 3].


Содержание

Семья как семья. К чему весь сыр-бор?

О семье Хлупиных знают в Черногорске многие. В республике сегодня уже 24 таких приемных семей, а столь больших, как эта, — только две. Своих бы кровных детей прокормить, обуть, одеть, в люди вывести, а тут родители решили еще и детей-сирот воспитывать.

А, собственно говоря, если ребенку хорошо, он благополучен, то не все ли равно, кто его воспитывает? Стоит ли копаться, что-то выискивать? Да и мне какое дело до этого? Самое интересное, я, признаться, раньше даже с какой-то ревностью относился к тому, что Хлупины меня обходят. Что, у них проблем нет с детдомовскими-то детьми? Дождался. Только, с другой, так сказать, стороны.

Парадоксальность очевидного Ну, кто будет отрицать, что воспитание детей – присущая любому человеку функция. Нет каких-либо расхождений во мнении о том, что отторгаемые у кровных родителей дети должны где-то воспитываться. Усыновить одного ребенка можно. В ряде бездетных семей вполне спокойно идут на эту меру. И здесь нет, вероятно, противников. Так почему сироты должны воспитываться в учреждениях казарменного типа под присмотром превосходящего их числа взрослых? За что их, этих детей-то так наказывают? Самое интересное, что психологи давно подметили одну закономерность в восприятии детей друг другом. Оказывается дети из благополучных полных семей, не имеющие в силу своего возраста еще необходимого жизненного опыта, воспринимают отсутствие у других детей обоих или одного из родителей как вину самого несчастного ребенка. Так это дети. А противодействуют развитию сети семейных детских домов, обличенные властью взрослые.


Долгожданное знакомство

У этого знакомства была небольшая предыстория. Какая? Более девяти месяцев назад семья Хлупиных взяла на воспитание еще двоих детей, но они, как говорилось в заметке в "Черногорском рабочем", оказались детьми без "статуса". Не было разрешения администрации города на передачу детей в семью Хлупиных. Более того, в администрации города решался вопрос о закрытии семейного детского дома Хлупиных и передаче приемных детей в обычный детский дом казарменного типа.

О семье Хлупиных я был наслышан. В газете «Черногоркий рабочий» время от времени появляются о ней материалы и сообщения. Признаться, меня как специалиста-психолога, тем более, имеющего научные работы, в том числе и по тематике психологии семейного воспитания, удивляло, почему это меня игнорируют: на ПМПК не было ни одного ребенка из этой семьи. Ну, как без меня-то? Поэтому, когда из Министерства образования Хакасии мне позвонили и предложили вместе с другими сотрудниками моего учреждения исследовать эту семью, я легко согласился. Конечно, экспертиза имеет некоторые формальности и нужно их соблюдать, о чем я и предупредил специалиста Министерства.

Для тех, кто этого не знает. ПМПК не может обследовать никого из детей без официального запроса, без разрешения родителей и без согласия самого ребенка, если он старше 12 лет.

Светлана Владимировна Хлупина, приёмная мать, созвонилась со мною, и мы договорились о графике встреч.

Уже в первые минуты знакомства с первыми тремя детьми из этой большой семьи стало понятно, почему мы раньше не встречались. Перед нами были совершенно нормальные дети. В силу специфики руководимого мною учреждения, мы редко встречаем таких детей. Наша стезя – дети проблемные. Следующая многочасовая встреча с другими детьми тоже не принесла чего-то нового. Дети как дети, но…

Особенно поразил Володя В.. Глядя на него и не зная, что такое психическая депривация (психическое и эмоциональное обкрадывание ребенка в закрытых детских учреждениях) будет непонятно, почему всего два года назад ребенку было выставлено целых три тяжелейших диагноза. Сейчас от всего этого нет и следа. Ошибка? Нет. Вполне закономерная динамика развития ребенка в эмоционально адекватной развивающей среде. Обычно дети-сироты с такими диагнозами – находка для детского дома. Работа с ними дороже оплачивается и, быть может по этой причине, педагогический персонал детских домов делает все от них зависящее, чтобы особых подвижек в развитии детей с такими диагнозами не было. Стимул материальной заинтересованности, как говаривали во времена Н.С. Хрущева. Это же будет скандал, когда ПМПК снимет когда-нибудь хотя бы один из таких диагнозов у детдомовцев. За свое пятилетнее руководство ПМПК я не раз подвергался «служебному расследованию» управленцев ГУО за такое деяние по жалобам директоров детских домов. Но нужно быть слепым и глухим, или страдать отсутствием совести, чтобы увидеть какую-нибудь патологию в живом, подвижном и любознательном ребенке. А перед нами – именно такой – Володя, который в детском доме гарантированно получил бы пенсию как «инвалид детства», а о каких-нибудь возможных подвижках в его развитии и говорить уже бы не пришлось. Не для того детские дома создаются, чтобы детей выпускать из цепких рук своих.

Следующая многочасовая встреча с другими детьми тоже не принесла чего-то нового. Дети как дети. Психологических проблем у воспитывающихся в семье детей не было. Не будь тех обстоятельств, к разрешению которых уже подключились и прокуратура, и министерство образования республики, заочное знакомство продолжалось бы еще очень долго.. После нашего экспертного заключения, 1 марта разрешение на передачу детей было выдано, Хлупиных оставили в покое, семейный детский дом сохранили, а в семье появилась Настя З. и Оля К.


Не буду вдаваться в подробности, они интересуют только специалистов и заказчика экспертизы. Думаю, что будет более интересным попытаться разобраться в общих вопросах психологии негативного отношения кое-кого из граждан к проблеме семейных детских домов. Кто бы мы ни были: чиновники, управленцы, рядовые педагоги, психологи или просто граждане, но все мы люди и ничто человеческое нам не чуждо, думаю, будет более интересным попытаться разобраться в общих вопросах психологии негативного отношения кое-кого из граждан к проблеме семейных детских домов.

Психологи давно подметили одну закономерность в восприятии детей друг другом. Оказывается, дети из благополучных полных семей, не имеющие в силу своего возраста еще необходимого жизненного опыта, воспринимают отсутствие у других детей обоих или одного из родителей как вину самого несчастного ребенка. Так это дети. А противодействуют развитию сети семейных детских домов облеченные властью взрослые.


Они могут быть трудоголиками, или «Боже, вырви мне глаз!»

В октябре 2000 года у меня была встреча с группой педагогов-психологов Хакасии. Речь зашла о семейных детских домах. Аудитория была большая. Даже среди психологов нашлась одна, которая была против таких семейных домов. Ее логика была проста: «Вы знаете, в таких семьях детей привлекают к труду. А ведь это опасно. Они трудоголиками могут вырасти!» Вот уж действительно трагедия так трагедия! А я-то по недалекости своей думал, что трудиться — это хорошо, а трудиться хорошо — еще лучше.

Смех смехом, но этот диалог дал мне нужный ответ на вопрос, почему многие против семейных детских домов.

Глубинный комплекс неполноценности не позволяет кое-кому из нас принять адекватно чужие успехи, благополучие, достижения и удачи. Так и напрашивается анекдот о молящемся мужике, который что-то просил у Бога. Когда Бог ему сказал, что выполнит любую его просьбу, но у соседа будет в два раза больше, мужик, почесав репу, скромно попросил: «Боже, вырви мне глаз!».

Когда же от такого человека с неосознаваемым им самим комплексом неполноценности что-то зависит, он приложит максимум усилий, удивительную изощренность и изобретательность, чтобы другие не выделялись, а еще лучше, чтобы другим было хуже. Когда чужие дети сирые и убогие, можно достойно хвалиться благополучием чад собственных.

Изменилась ситуация в стране и не только политическая. Вопрос ведь стоит более серьезный. Перед страной нависла угроза вымирания и истощения людских ресурсов. Сегодня каждый российский ребенок — национальное достояние. Так почему создаются искусственные препоны для тех, кто добросовестно выполняет свою человеческую, гражданскую и родительскую роль? Зачем нужно уперто рубить сук, на котором сидим?

Поражает другое: вопрос семьи Хлупиных решают люди, считающиеся специалистами. Неужели у нас бухгалтера и экономисты не умеют считать? Воспитание двумя родителями одновременно с полдюжины детей на много эффективнее, чем воспитание одного ребенка одной целой и какой-то десятой воспитателя. Неужели все управленцы ГУО не умеют читать? Читать нормальные дети обучаются в начальной школе, а педагогика, история педагогики, общая, возрастная и педагогическая психологии изучаются всеми, обучавшимися когда-либо в педагогическом вузе. Ну, если забыли, можно прочитать в специальной литературе. Почему столько времени люди отрицают очевидное, что такая семья нужна и не одна, что это более естественно, чем детский дом казарменного типа? Что это чиновничий кураж или «должностной кретинизм»? На всякий случай, зная об уровне лингвистической подготовки в то время непосредственного начальства, сделаю пояснение. Это - не оскорбление и не медицинский диагноз, а специальный термин, вариант «профессионального кретинизма». Правда есть еще один термин из этой же серии: «педагогическая скотома» (слепота), но это вообще будет непонятно и ассоциации плохие вызывает.


«Родительский инстинкт», «детский инстинкт» и вульгарные экономические выкладки

Не всегда бывают хорошие результаты воспитания даже в семьях педагогов-профессионалов. В педагогике результат вероятностный. Как гласит древняя мудрость: «Из одного и того же дерева может получиться и икона, и лопата». Эффективное родительство — это искусство и одновременно дар Природы. Искусство, которому можно научиться только у Мастера. Из рук в руки. Сомнительно, что дети, не имеющие опыта семейной жизни, будут успешны в создании своего собственного гнезда, не храня образа его, полученного от родителей.

Воспитание детей-сирот в госучреждении, проще говоря, в детском доме — мера вынужденная, чем-то слегка напоминающая отголоски архаических воззрений социалистов-утопистов, мечтавших об общественном воспитании детей и освобождении родителей от их «родительского инстинкта». Но сегодня многие родители освободились от такого архаизма. В детских домах и реабилитационных центрах-приютах больше детей от родителей, лишенных родительских прав, брошенных детей (так называемых отказников), а не детей, потерявших родителей.

Усыновление чужого ребенка — это редкость. Мало желающих пойти на такой шаг. А вот ребенок, находящийся на воспитании в детском доме, в каждом взрослом, который приходит в их ставший родным «дом», пытается рассмотреть своего родителя. Пусть не похожего на хранимый или придуманный его воображением образ, но того, который будет о нем заботиться. У него, этого ребенка, «инстинкт детский» никакие социалисты-утописты вытравить не смогли.

«Я бы хотела обратиться к читателям газеты, — предложила недавно Людмила Кашкина, заведующая отделом по социальной защите детей и подростков Черногорского городского управления образования. — Дело в том, что в реабилитационном центре временного содержания, что находится в Девятом поселке, сейчас живут 32 ребенка. Девать их некуда. Муниципальные детские дома переполнены, черногорские граждане не изъявляют особого желания кого-либо усыновлять».

Ну, вот и приехали. Оказывается, не так много желающих взять ребенка, а кто желает этого и делает это, должны были ходить по инстанциям, подключая прокуратуру, министерство образования Хакасии, специалистов Черногорской психолого-медико-педагогической консультации, журналистов «Черногорского рабочего». И из-за чего? Да чтобы у них оставили двоих детей, которые уже свыклись с новым домом, обрели братьев и сестер в этой необычной семье и, главное, папу и маму.

Поражает другое. Вопрос семьи Хлупиных решали специалисты целых девять месяцев! Неужели у нас бухгалтеры и экономисты не умеют считать? Воспитание двумя родителями одновременно с полдюжины детей намного эффективнее, чем воспитание одного ребенка одной целой и какой-то десятой воспитателя.

Сам я, положим, «экономист вульгарный», просто чувствую, что должно бы быть выгоднее — и все тут. Интуиция такая. Но, что же говорят специалисты?

В приемной семье воспитание детей-сирот от трех до шести лет обходится в среднем в 1896 рублей в месяц, а в государственном учреждении — в 3617 рублей. Воспитание детей-сирот от 6 до 23 лет в приемной семье обойдется в 2175, а в детдоме — в 3897 рублей в месяц*. Разница есть.

Это экономические выкладки, а есть еще и психологические. Как бы ни старались воспитатели детских домов, но над каждым ребенком там висит дамоклов меч эмоциональной и интеллектуальной депривации (буквально — обкрадывание ребенка). Может быть, из-за этой какой-то "десятой воспитателя" и не может он развиваться так, как ребенок в обычной родительской семье. Все равно чего-то да недополучит, придется самому наверстывать, когда вырастет. Искусственность условий воспитания в детском доме казарменного типа сказывается.

Почему же столько времени люди отрицают очевидное, что такая семья нужна, и не одна, что это более естественно, чем детский дом казарменного типа?

Эффективное родительство — сегодня это редкость. В семье Хлупиных такое получается. Получается качественно. Так стоит ли строить какие-то искусственные преграды? Не лучше ли, наоборот, пропагандировать их опыт?

Не берите быка за рога

Принятие чужого ребенка в свою семью — шаг как ответственный, так и трудный. Многие бездетные семьи пробовали усыновить чужого ребенка, а потом появлялись проблемы. Либо ребенок не оправдывал надежд, либо оказывался проблемным и обременительным. Может он оказаться с умственной отсталостью?

Довольно часто отсталость детдомовских детей не является стойкой, она вызвана средовыми факторами, то есть является следствием психической депривации. Разобраться в этом на протяжении нескольких часов общения с ребенком бывает трудно. Лучше любое усыновление делать через специалиста-психолога. Просто с ходу брать быка за рога не следует. Нужно, чтобы постепенно и ребенок, и будущие его родители привыкли друг к другу. Может быть, начать просто с приглашений ребенка к себе на выходные или хотя бы на один из них. Не обнадеживая его.

После разговора с Галиной Марейкиной, ведущим специалистом министерства образования республики, я смог понять, что в отличие от специалистов местных управлений образования министерство рассматривает детский дом как учреждение временного содержания. Каждый ребенок должен обрести семью. И сегодня это получается: около 60 процентов детей, чьи родители лишены на них прав, уже не пополняют государственные учреждения. Они устраиваются в другие семьи. Это опека (попечительство), усыновление, приемные семьи. Планируется введение формы патронатного воспитания для детей из неблагополучных семей. Детские дома казарменного типа, по всей вероятности, должны выполнять лишь функцию временного пребывания детей, более продолжительную по времени, чем детприемники (реабилитационные центры временного содержания).

А почему бы детским домам не стать учреждением законченного типа, как известный Царскосельский лицей, куда взяли дворянских чад лет девяти от роду и выпустили уже зрелыми государственными мужами? Хотя, если посмотреть с другой стороны, многие ли из них смогли хорошо приспособиться к социальной действительности, к которой их готовили, и стали ли они лояльными к власти? Само правительство, признав эксперимент неудавшимся, прикрыло лицей.

Но вернемся к семье Хлупиных


Наградная канитель

Я даже и не предполагал, что у этой статьи [1] будет интересное, почти детективное продолжение.

В один из вечеров августа 2007 года на мой мобильный поступил звонок из «Российского Детского фонта». Мне было приятно узнать, что моя статья прочитана, получила хорошую оценку у руководства фондом и ко мне обратились с просьбой помочь в ходатайстве по одному вопросу.

Вполне понятно, что речь должна была пойти о семье Хлупиных. Меня информировали, что нужна моя помощь в решении вопроса о представлении семьи к правительственной награде в честь юбилей РДФ. Просто, Правительство Хакасии, ответило отказом на предложение РДФ о награждении супругов Хлупиных орденами.

Я вновь встретился с супругами-воспитателями: Светланой Владимировной и Павлом Ивановичем Хлупиными. На встречу пришел и тот самый Володя В. (речь о нем шла выше). Сегодня уже ни кому и не стоит доказывать, что снятие диагноза инвалидности с этого ребенка было правильным. Володя обучается в массовой школе, по занковской программе весьма успешно.

Я написал запрос в Правительство с просьбой вернуться к повторному рассмотрению вопроса о награждении супругов правительственными наградами и спустя некоторое время получил ответ о награждении Светланы Владимировны Хлупиной «Орденом Дружбы». Правда, труд приемного отца так и не был отмечен.

Эффективное родительство - сегодня это редкость. В семье Хлупиных такое получается. Получается качественно. И этот свой вывод я готов подтвердить, если потребуется, под присягой.

Использованные источники:

1. Чупров Л. Семья как семья. К чему весь сыр-бор? // Персональный сайт Л.Чупрова [Электр. ресурс]. - режим доступа: [1] . - 25.10. 2003 г.

2. Чупров Л. Из одного и того же дерева может получиться и икона, и лопата // Хакасия. - 15 мая 2001 г.

3. Чупров Л.Ф. Психолог в Интернете: позиция эксперта или «Эссе с продолжением» // Cборник конференции «Родительство в зеркале СМИ» // PsyJournals.ru [Электр. ресурс] .- режим доступа: [2] [3] ; тоже: режим доступа: [4] - Jan. 29th, 2009

  • Примечание. Экономические расчеты производились на период времени публикации статьи в республиканской газете «Хакасия», т.е. на май 2001 г.


Дата размещения этой страницы: 17:29, 20 июня 2009.

Материал заявлен на конкурс проектных предложений на присуждение приза «Социальная справедливость»[5] --LeoChpr 13:04, 18 октября 2009 (UTC)