Этологические заметки

Материал из ИОТ Вики - проекта сетевого социально-педагогического сообщества "СоцОбраз"

Перейти к: навигация, поиск

Психологическое просвещение может не ограничиваться лишь рамками «ребенок-родитель», «ученик-одноклассники» «ученик-учитель» и т.п., а далеко выходить за привычный стереотипный список тем и сообщений, особенно в СМИ и на популярных страницах Всемирной паутины.

В качестве такого примера использования в целях психологического просвещения популярной тематики запросов к СМИ предлагаются эти заметки по этологии Николая Юрьева.


ВАСЬКА С БАРСИКОМ И ЭТОЛОГИЧЕСКИЙ ПОДХОД В ВОСПИТАНИИ

Эта история произошла очень давно.

Жил у нас котенок Барсик, любимец почти всей семьи, кроме меня, конечно. Я лично кошек терпеть не могу. А зачем лишний рот в семье? Мышей-то все равно нет. Но вот супруга — она без кошек жить не могла. Так вот, жил этот Барсик барчук барчуком, и ничто не предвещало неприятностей. Он меня не допекал, и я его не трогал.

Неприятности, они, как известно, одни не приходят. Моя благоверная однажды обнаружила у ворот дома тощего, жалобно мяукающего млекопитающего. Принесла домой. Это была неприятность номер один. Котенок сначала под диван залез, а через несколько часов освоился. Да как! Этот Васька, как его назвала «моя половина», первым делом приватизировал чашку Барсика. Барсик, чувствуя себя ущемленным, стал яростно отстаивать свои попранные права. И это была неприятность номер два.

Ни днем, ни ночью не наступало затишье на кошачьем фронте. Несколько раз пытался я выбросить обоих кошаков. Но каждый раз моя попытка приводила к семейному скандалу. И тогда я вспомнил то, чему в институте учили, а еще раньше в детском саду намекали. Помните, что говорили персонажи русских народных сказок? «Не убивай меня, добрый молодец, я тебе еще пригожусь!». Как раз в это время пачка сливочного масла стала заканчиваться. Бумажная обертка пачки и сэкономленный, причитавшийся мне кусочек масла стали инструментом воспитания дружбы и взаимопомощи между котятами. Когда масло растаяло, я втер его каждому из кошаков в затылки. С каким садистским сладострастием я наблюдал, как, катаясь и стреноживаясь, котята пытались отстаивать свой зоологический индивидуализм и облизать собственные затылки. Но вот один лизнул другого, затем другой попробовал повторить акцию примирения. Потом пошла серия попеременного лизания друг друга. Эту ночь мы уже всей семьей спали спокойно, и котята тоже, тесно прижавшись, друг к другу. И чашка новая не понадобилась.

Хорошее дело — этологический подход. Каждый, будь то котенок или человек, должен быть выгоден и полезен друг другу.

Публикуется по:

Юрьев Н. Васька с Барсиком и этологический подход в воспитании//«Черногорский рабочий».- 2 июня 2001 г.

КУЗИНА РЕВНОСТЬ

Эта история произошла довольно давно.

Я приехал в очередную командировку в Москву и устроился в ведомственную гостиницу АПН. Дело было зимой, номер оказался крайним, да еще кровать у наружной стены. Короче, ночь провел, закутавшись в шубу. Наутро пришли двое знакомых аспирантов. Посмотрели мое житье-бытье и предложили перебраться к любому из них: у каждого была в это время свободна одна кровать. Первый жил как активист совета аспирантов один в двухместном номере, второй — в «трешке» на двоих. Соседом у него был аспирант из Сирии. Естественно, я выбрал вариант первый. И совершил ошибку.

Трофим был не один. Вторым жильцом в комнате был Кузя. Мелкий попугай из серии «неговорящих», волнистых попугаев. А вот со слухом у него было все даже очень хорошо, но об этом чуть позже.

Поскольку биологической пробы Кузе не проводили, то его пол не был определен. Но по повадкам было видно, что это «Кузина»: уж очень напоминало пернатое представительниц женского пола. Любимым местом попугая было зеркало. Он целые дни проводил на нем и смотрелся в него, как говорится, до..., во всяком случае, об этом свидетельствовали следы на зеркале и кучки помета под ним.

Кузя с первых минут моего пребывания в комнате повел себя агрессивно. Едва я делал какое-либо, даже не резкое, движение, как он мгновенно срывался с засиженного зеркала и делал угрожающее пике. Постепенно конфликт закручивался все сильнее и сильнее. Распоясавшийся Кузя стал все упорнее и упорнее намекать, кто в доме хозяин. Теперь уже пернатое стало запрещать мне вообще, говорить. Едва я произносил первую фразу, как Кузя срывался с зеркала и с писком, который по всей вероятности на его птичьем языке должен был означать «заткнись», пикировал на меня. Дело закончилось победой пернатого.

Я переселился в комнату ко второму аспиранту, и там, в лице иностранца, обрел хорошего собеседника. А поскольку темы наших ученых исследований не имели общих точек соприкосновения, мы беседовали о живописи. Хорошо, что я еще со школьной скамьи помнил, что есть Моне и Мане, Кустодиев и Ренуар, а Веласкес и Босх не наши современники.

Из всей же этой истории я сделал для себя один вывод: чем мельче птаха, тем больше о себе мнит.

Публикуется по:

Юрьев Н. Кузина ревность//«Черногорский рабочий».- 3 июля 2001 г.

--LeoChpr 06:26, 12 октября 2009 (UTC)


См. :[[1]]